Рок-н-ролл на баяне.

Как говорится, сколько людей, столько и мнений.

Попробуйте "вычислить" звезду, обратившись к членам рок-клуба, посетителям дискотеки, видеобара в ЛДМ, к студентам любого института, учащимся ПТУ и завсегдатаям скверика близ кафе «Эльф» - много ли будет похожих ответов? Но уж если «параллели сходятся», а самые противоположные мнения вдруг совпадают, логично предположить, что речь идет о чем-то безусловно стоящем. В такой ситуации всеобщего благожелательного внимания оказалась в этом году группа «Ноль".

Их отметили на V ленинградском фестивале, и на московском «Черноголовка-87», и в довершение ко всему читатели "Смены" назвали "открытием года».

Чем же вызван интерес к творчеству совсем молодой группы, не имеющей пока ни богатой событиями истории, Ни обширной дискографии (у «Ноля» один магнитофонный альбом, вышедший прошлой осенью), ни популярных хитов? Ответ прост: в единстве трех важнейших компонентов – имиджа, музыки и текстов.

Представьте: молоденький и очень старательный барабанщик на пару с долговязым и угрюмым на вид басистом играют жесткий рок-н-ролльный квадрат, а впереди всех на табуретке сидит лидер группы – похожий не то на обиженного сапожником Ваньку Жукова, не то на типичного гражданина «республики ШКИД» девятнадцатилетний «Дядя Федор»- Федя Чистяков, который отчаянно рвет и тянет меха своего баяна.

А тексты? В них перемешались наивно – простодушный восторг от мелких радостей жизни, грубоватый «уличный» реализм мимолетных зарисовок с натуры («Коммунальная квартира», «Кооператор»), добрый юмор и едкая самоирония («Инвалид нулевой группы»). В последних концертах круг тем расширился: здесь и обличение ставших притчей во языцех «мажоров» («Галерище») и даже своего рода фельетон («Доктор Хайдер» — эта песня была названа на ленинградском фестивале в числе лучших).

Но все же главным составляющим успеха «Ноля» является музыка. Рок-н-ролльный «драйв» соседствует с почти народной распевностью. Нарочито диссонирующий вокал — со свежим мелодизмом. «Нововолновая ритмика - с частушечными интонациями. Исполняется все на нетипичном для рок музыки инструменте – баяне.

Откуда идея – играть на баяне? Федор Чистяков пожимает плечами:

-Когда мы начали заниматься в студии Андрея Тропиллы, то синтезатора у нас не было, зато был баян, на записи у него звук кажется как у органа Джона Лорда из «Дип Пепл».

Единственным, кто помогал ему на записи, был барабанщик Алексей Николаев. Они двое плюс появившийся прошлой осенью бас-гитарист Дмитрий Гусаков и представляют собой группу «Ноль» (правда, летом барабанщик ушел в армию, его заменил Сергей Шарков).

Музыка «Ноля», группы безусловно, по духу своему ленинградской, сформированной большим городом, несет, тем не менее, явный оттенок фольклорной традиции. С легкой руки неких «теоретиков» появились мысли, что рок и народная песня вещи несовместимые. Конъюнктурные и аляповатые попытки всевозможных ВИА, пытавшихся механически совместить рок-ритмы с фольклором или приодеть русские песни в обертки модных аранжировок вроде бы подтвердили тезис. Если во многих странах фольклор и рок существовали в постоянном контакте, взаимообмене идеями, то у нас их долгое время противопоставляли друг другу. И все же в середине восьмидесятых начался логический процесс их сближения. Появились группы нового направления , которое пока не имеет названия но уже представлено такими ансамблями, как ДДТ (Ленинград), Калинов Мост (Новосибирск), Чайф (Свердловск), Облачный Край (Архангельск), Веселые Картинки (Москва), песнями барда Александра Башлачева. Весьма показательно, что этот путь выбрали и совсем молодые музыканты группы «Ноль». Как знать, может этот «нулевой рок» - тот путь, по которому предстоит развиваться нашей музыке в ближайшем будующем?


Андрей Бурлака

газета “Смена” (Ленинград)
декабрь 1987 года

эта статья была издана газетой "Молодой коммунар" (Тула) 23.02.1988.



На нашем сайте гель лаки киев по низкой цене.