Такая вот "Музыка ... напильников"


"К статье, написанной Барановой Светланой Викторовной, принципиальных возражений не имею. Убедительная просьба к Кузнецовой Н.Н. не вычеркивать слова типа "гад", "маньяк", ну и т.д., так как именно они являются близкими по духу как нам, так и всему мировому року. Выражения же, употребляющиеся в передовицах газет, к рок-н-роллу и близко не лежат".
Монстр (Д.А.Гусаков)



Я думаю, что тем, кто разбирается в рок-музыке, не надо объяснять, что такое "Ноль". После взлета на V ленинградском рок-фестивале, серии удачных концертов и гастрольных поездок имя "дядя Федор" стало нарицательным. С тех пор, как о группе писал "ЛУ", прошло уже немало времени, "Ноль" повзрослел, но не посерьезнел - тексты новых песен написаны все тем же "языком дяди Федора". Какие же изменения произошли в группе? Во-первых, сменился состав: весной перешел в "Объект насмешек" барабанщик Сергей Шарков. Его место занял Александр Воронов, который, по словам лидера группы Федора Чистякова, "ничем пока особо не известен, никакими "подвигами". Появился интересный гитарист Георгий Стариков. Правда, его роль трудно охарактеризовать одним словом. На мою попытку дать Гоше какое-нибудь определение Федор отреагировал коротко, но ясно: "Да какой он хард-роковый гитарист? Он так, балбес!" Ну что ж, ему виднее... Да, ушел администратор "Ноля" Дмитрий Алешин. (Пока эта вакансия свободна.)

Басист группы Дмитрий Гусаков ("Монстр") объясняет эти миграции так:

- Дело в том, что основной упор у нас делался на гастроли - мы съездили и в ЧССР, и в город Иваново, а мощных и концептуальных альбомов не появлялось. Товарищ Федор решил, что это пора пресечь. И вот мы недавно в студии звукозаписи ЛДМ начали писать свой второй магнитофонный альбом.

- Так вы же еще весной собирались его записывать!?

МОНСТР: - Поскольку у нас собственной студии нет, то мы можем собираться постоянно, но пока известные люди не проявят свою инициативу, ничего не начнется. Сейчас мы смогли утрясти этот вопрос, нашли деньги на запись. Ну и вот... пишемся...

- А как вы сами оцениваете свою новую программу?

ФЕДОР: Ну, она совсем другая... Менее целостная, что ли, так как создавалась в достаточно сумбурных условиях. В общем, она доводится до ума как бы в процессе исполнения.

Монстр же считает так: Конечно, новая программа круче, потому что там наши теоретические разговоры по поводу всего стали облекаться в какую то музыкальную форму. А широкой публике больше нравится старая программа, так как там уж слишком такие разухабистые песенки. Но я в общем-то еще сам до конца не разобрался. Вернее, я-то разобрался, а только не разобрался, почему другие не разобрались...

КОРР: Да, мы уже от беседы перешли к традиционной форме интервью: вопрос- ответ. Итак, вопрос. Вернее, просьба: расскажите немного о каждом из вас. Самому о себе говорить неудобно, поэтому начну я: "Федор с пяти лет учился в музыкальной школе при консерватории им. Римского-Корсакова по классу баяна, играл в подростковом клубе. Так?"

ФЕДОР: Да, я еще год проучился в культурно- просветительном училище.

КОРР: А теперь?

ФЕДОР: А теперь играю вот.

КОРР: А Монстр?

ФЕДОР: Тоже. Теперь все только этим и занимаются.

МОНСТР: Я окончил испано-английскую спецшколу, играл в ансамбле при ДПШ Калининского района. Прошу отметить, что моим непосредственным руководителем был Алексей Анатольевич Матусов (А.А.Матусов - родной дядя ударника группы "Телевизор" Алексея Рацена).

ФЕДОР: Саня - барабанщик учился в Салтыковке, Гоша окончил английскую...

КОРР: Что, тоже спецшколу?!

ФЕДОР: Да. "Спецы". Сплошные "спецы"...

КОРР: А теперь об истории самой группы...

МОНСТР: Я расскажу с того момента, как сам пришел, потому что до этого история "Ноля" покрыта мраком. А после моего прихода она предельно проста: мы подготовили программу, вступили в Ленинградский рок-клуб, участвовали в V ленинградском рок-фестивале, потом готовили новую программу, выступали на VI фестивале. Параллельно со всем этим постоянно гастролировали.

КОРР: Да, очень интересная подробная история... Кстати о гастролях, расскажите о вашей поездке в ЧССР.

МОНСТР: О, Чехословакия - сплошное пиво!

КОРР: Я имею в виду другие аспекты вашей поездки - как вас пригласили, как проходили концерты?

МОНСТР: Приглашение мы получили через нашего знакомого администратора, который учился в Братиславе. В ЧССР мы дали три концерта. В Братиславе очень хорошо выступили, так как играли перед студентами, которые знакомы с лучшей музыкой, что есть в этом мире. Они нас воспринимали в нужном ракурсе, а не просто как "веселых ребят с баяном",кое-чего они там и понимали... А в Праге с нами вместе поставили играть одну популярную у них группу "Яблконь" - как то так она называется. Они играют довольно сложную и заумную музыку, но и публика у них соответствующая - такие приличные дяди и тети лет по сорок. Им безразличны были эти "молодые гады из России" (слово "гад" употреблено не в ругательном, имеются в виду те самые гады, о которых еще в 1826 году писал А.С.Пушкин в стихотворении "Пророк":

...И гордый ангелов полет,
И гад морских подводный ход...).

Хоть они довольно кисло реагировали, но даже этот концерт можно считать удачным.

КОРР: Местные рокеры мне в ЧССР заявили так: "Советский рок намного мягче нашего". Я бы так не сказала. По-моему, принципиальная разница содержится уже в организации концертной деятельности. В Праге, например, рок-клуба как такового нет, существуют фан-клубы отдельных групп (как у нас клуб фанатов "Секрета"), а сами группы подчинены Прагконцерту. Естественно, что рок у них выступает в роли "нелюбимого дитяти"... Но вернемся к теме: какие свои песни у вас самые любимые?

МОНСТР: Наверно, "Хит про СПИД". Правда, мы его давно не играли. Ну и из последних - Федя ее называет "Так, как оно есть" - про комиссаров такая...

ФЕДОР: "Инвалид нулевой группы"... А еще... Ну я не знаю даже - они как то в зависимости от времени года меняются все местами... Постоянного такого нет ничего.

КОРР: Есть ли у вас кумиры в музыке?

МОНСТР: Кумиров как таковых нету. Есть ряд групп, чьи идеи на нас влияют, но круг наших музыкальных интересов достаточно широк - мы не слушаем разве что металл какой-нибудь и зарубежный попс. В свое время на меня из всего многообразия буквально шоковое впечатление произвел Фрэнк Заппа. Да, мы еще очень долго радовались, когда услышали Тома Вэйтса. Мы и до сих пор ему радуемся. Вообще о кумирах... Все дело в том, что не все хорошо разбираются в вопросах мирового рока, и у нас бывают популярны вовсе не те группы, которые должны быть...

КОРР: А как ты считаешь, какие советские рок-группы у нас должны быть популярны?

МОНСТР: Так как-то сразу не сказать... Наверно, "Игры", "Телевизор".Говорить о таких группах, как "Аквариум", "Алиса" не имеет смысла, потому что с ними вопрос уже решен. Они, как говорится, останутся "форэвер".

КОРР: Насчет того, что останется, а что нет, - каковы перспективы советского рока в целом?

МОНСТР: У рока перспективы буквально безграничны. Сейчас стоит вопрос, который на данный момент для советских рокеров, наверно, самый важный. Это вопрос технической базы. Пока у нас не будет всего необходимого, начиная от струн и кончая студиями звукозаписи, рок не сможет стать интересным до последнего, продемонстрировать все свои возможности.

КОРР: А перспективы Ленинградского рок-клуба в частности?

ФЕДОР: Я даже не побоюсь сказать, что рок-клуб уже... почти умер. Функции рок-клуба как бы подточены тем, что концертную деятельность им ни к чему устраивать - у них есть более солидные конкуренты, которые занимаются только этим. Кроме того, там недавно прошло сокращение штатов. В общем, непонятно, что с ним дальше будет.

КОРР: А как ты думаешь, достаточно ли внимания уделяют средства массовой информации советской рок-музыке?

ФЕДОР: Дело в том, что органам печати трудно более или менее достойно отображать эти вопросы, у них там свои трудности. Да и пока они не могут заменить журналы "РИО" и "РОКСИ".Хотя вообще удивительно, почему они так хило все освещают: им же тоже нужно биться за свое существование, быть модными газетами - ведь сейчас можно писать то, что думаешь, петь, как считаешь нужным. Альбомы уже выходят без купюр: например, "Энергия". А "Белая Полоса" "Зоопарка" вышла с купюрами, но мне сказали, что песни отбирались по такой странной системе: столько-то минут можно, а больше нельзя. В общем, сейчас больше следуют каким-то дурацким указаниям типа "свет на концерте не гасить". Они наверно думают, что если свет выключить, то там ТАКОЕ начнется... А со светом оно может и ничего, злые силы отступят...

КОРР: Я совсем забыла спросить тебя о последнем Ленинградском рок-фестивале. Почему вы тогда решили второй раз программу отыграть?

ФЕДОР: Во-первых, там был ужасно отстроен аппарат, а во-вторых, там что-то постоянно ломалось, создавало нервную обстановку. В общем, очень плохо концерт прошел. А поскольку велись съемки, мы решили, что лучше переиграть, тем более, что была "дырка". Да и вообще хотелось поиграть, в кайф было...

КОРР: Да, когда мы приехали в Москву на концерт памяти Александра Башлачева, на всех плакатах среди участников был и "Ноль". Я знала, что вы не поедете, а остальные поняли, что их, мягко говоря, "надули", только в зале. Такая же история получилась и с В.Бутусовым...

МОНСТР: Федя сказал, что мы к Башлачеву имеем очень мало отношения, а примазываться как то не хочется. Есть группы и люди, которые были с ним лично знакомы, общие корни имели, что ли. У нас же ничего похожего не было, и поэтому мы считали себя как бы недостойными туда ехать.

КОРР: В завершение беседы - пару слов о новом альбоме.

МОНСТР: Сейчас у нас организовалась пауза между гастролями - Федор очень устал. Мы теперь очень любим бывать дома. Я, например, целую субботу дома был. Не, ну я серьезно...

КОРР: Считай, что все тебе поверили. И все-таки насчет альбома...

МОНСТР: Альбом будет чуть больше тридцати минут. В него войдут фестивальные песни "Пушки", "Так, как оно есть", "Легкая эротика", в доисторические времена написанная Федей песня "Танго" (в новой обработке), "Небо хмурое" (мы ее не играли в Ленинграде, только на гастролях).

КОРР: А как альбом будет называться?

МОНСТР: Одному богу известно...

КОРР: А то с вашей "Музыкой драчевых напильников" сплошные курьезы получаются. В журнале "Парус" этот альбом обозвали "Нулевой группой", а в студиях звукозаписи его название воспроизводят еще оригинальнее: "Музыка... напильников".

ФЕДОР: Они там наверно от своей как бы скромности и непорочности не врубаются, что "драчевые" - это термин такой слесарный...

На этом беседа закончилась. И если у читателя возникнут какие то вопросы к группе "Ноль" (или к другим рок-группам), пишите в редакцию "ЛУ". Будем рады вам ответить.


Светлана Баранова

опубликовано в газете "Ленинградский университет" №20
2 июня 1989 г.