Музыкальные пути спасения от скуки

РУССКАЯ РОК РЕВОЛЮЦИЯ отпускает своих детей, и им еще не привычна вновь обретенная свобода. Нелегко найти свой стиль, когда голова забита западными образцами. Хорошо продвинулись в этом направлении группы НАСТЯ и НОЛЬ, показавшие в Бургграбене, что и фольклор не обходится вниманием в русском роке. Обе группы впервые выступали в Федеративной Республике, но им не пришлось прикрываться своим статусом чужестранцев. Ведь хотя рок-группы у них на родине работают в отчаянных условиях, результат вполне отвечает международному стандарту.

Сопровождаемая своими пятью мужчинами в черном белокурая певица Настя Полева, которая дала группе свое имя и сама пишет музыку, производит впечатление своим выразительным и изменчивым голосом. Будучи русским ответом на Кейт Буш, она довольно храбро стоит на сцене, но симпатии публики оказываются на ее стороне по крайней мере к тому моменту, когда она благодарит публику на ломаном немецком. В флегматичном хард-роке НАСТИ то и дело появляются фольклористические мелодии. Поэтичные тексты к ним поставляют два писателя, гитарист Игорь Белкин помог преодолеть языковой барьер, передавая содержание песен по-английски.

"Политикой, — говорит Белкин после концерта, — большинство молодых людей в Советском Союзе сыто по горло". Поэтому НАСТЯ сконцентрировалась на музыке и предлагает публике маленькие боковые тропинки в виде песен о жизни вообще и в особенности о любви. "Ведь жизнь в России чертовски скучна",— вздыхает Белкин. Удивителен во всем этом не оторванный от мира саунд, ведь группа приехала из Свердловска, индустриальной метрополии на Урале. Это до сих пор почти закрытый го род, в который редко попадают визитеры с Запада. И все же, как заверяет Белкин, там имеют представление о тенденциях международной рок-сцены. Это обеспечивается хорошо функционирующей системой распространения пиратских записей. Ведь хотя с рок-музыки на волне гласности и перестройки сняли клеймо нелегальности и декаданса, музыканты страдают от непрофессиональных производственных условий и бюрократических препон. И это одна из причин, по которым НАСТЯ надеется на успех у западных потребителей, которые вскоре получат возможность ознакомиться с ее первым альбомом.

ФЕДОР ЧИСТЯКОВ, молодой дикарь из Ленинграда, подтверждает такое описание положения дел. Осенью на государственной монопольной фирме «Мелодия» должен, наконец, выйти альбом его группы НОЛЬ. Но это не дает музыкантам особого повода радоваться, ведь песни были записаны более 2-х лет назад, с тех пор стиль и программа группы изменились. Играя на аккордеоне, Федор Чистяков определяет саунд группы, в котором дико смешаны панк и полька, маршевая музыка и рок-н-ролл. Квартет, поднявшийся своими силами из андеграунда до уровня уважаемой культовой группы, сумел своим энтузиазмом так расшевелить бургграбенскую публику, что она принялась танцевать. Простые вещи, действующие наверняка, западные аналоги, пожалуй, — THE POGUES или ACCORDIONS GO CRAZY. И когда Федор, выйдя на бис, разорвал на две части свою старую гармонь, это был не запланированный трюк, а несчастный случай на производстве. Свою не знающую границ музыку он описывает так: «Если можно назвать любовь развлечением, так можно определить и нашу музыку. Она то серьезная, то веселая как жизнь обернется».


Газета «Нюрбергер Нахрихтен», 1990
Перевод Бориса Пинаева

опубликовано в газете “Энск” №7

1991 год