Интервью Анатолию Гуницкому

Федор Чистяков всегда неохотно давал интервью, считая, что все сказано в его песнях. Особенно упорно он молчал последние два года. Корреспондент "Огонька" был первым из журналистов, с кем Федор согласился встретиться.

АГ: Федор, выйдя из больницы, ты вступил в секту Свидетели Иеговы. Насколько мне известно, раньше ты мало интересовался религией.

ФЧ: Я не знал, где именно окажется то, что мне нужно на самом деле. Вообще-то это нужно каждому человеку.

АГ: Чем занята твоя жизнь сегодня помимо религии?

ФЧ: До определенного момента я работал на заводе - собирал патроны для светильников, прикручивал провода. Это приносило мне некоторые деньги, я придерживался графика, ритма, меня никто не трогал, и я имел возможность спокойно размышлять. Пока не созрел для занятий музыкой. Изредка я брал гитару, что-то наигрывал и постепенно пришел к выводу, что теряю форму. Поэтому сейчас я ушел с этой работы, чтобы освободить побольше времени для музыки.

АГ: Ты сильно изменился, не допускаешь к себе журналистов. Почему ты согласился дать интервью?

ФЧ: Я хотел сообщить о своих планах на будущее, о том, что мною выбрано направление движения.

АГ: Ты опять собрался играть музыку и, видимо, хочешь, чтобы она имела успех, спрос? Придется заниматься разной суетой...

ФЧ: Тут, конечно, очень много тонких вопросов, и придется учесть немало разных факторов. Вместе с тем у меня есть надежда, что все получится. Человек очень многое может вынести, но при этом должна быть цель. Надежда должна быть очень твердой, ведь жизнь так идет, что иллюзии постепенно разбиваются. Необходима такая надежда, которая не разбилась бы, не сломалась, а была бы прочной.

АГ: В какой-то степени это будет напоминать группу "Ноль"?

ФЧ: Нет, это совершенно новый проект. В основном инструментальный. Состав музыкантов пока не определен. Не то чтобы я был принципиально против участия музыкантов из группы "Ноль", но боюсь, что это будет очень сложно по ряду причин. Со словом Божьим новый проект будет связан, но не впрямую. Есть специальные христианские певцы, но мне бы вовсе этого не хотелось.

АГ: Почему?

ФЧ: Это уже вопрос скорее о том, чем должен и чем не должен заниматься христианин - то есть это разговор уже не о музыке, а на религиозную тему. Ну а если просто - я хочу, чтобы музыка моя была общедоступной и чтобы я не находился в положении, будто бы я свои идеи кому-то навязываю.




Анатолий Гуницкий

опубликовано в журнале "Огонек"№9 (4440)
1996