Влияние употребления наркотиков на творчество русских рок - поэтов.
(предварительные заметки из серии)


Влияние употребления наркотиков на творчество – вопрос весьма спорный. Большинство авторов, высказывающихся по данной проблеме, придерживаются той точки зрения, что наркотики не способны улучшить творческие способности человека. Например, А. и И. Данилины пишут: «…конкретные психологические эксперименты доказали, что способность человека к созданию нового в искусстве и жизни, которую психологи называют креативностью, а мы просто творчеством, не улучшается, а резко снижается» . К сожалению, ученые не делают никакой ссылки на эти «конкретные психологические эксперименты», оговариваясь, правда, что планируют выпустить материалы о них отдельным изданием. Однако рискнем предположить, что такая подборка будет работать на подтверждение известной сентенции о том, что «все наркотики – абсолютное зло». Естественно, назвать наркотики «абсолютным добром» было бы тоже неверно. Мы не пытаемся доказывать противоположную «общественному мнению» точку зрения. Целью нашей статьи является предоставление читателю адекватной информации о применении русскими рок-поэтами различных наркотиков и попытка проанализировать влияние такого использования непосредственно на рок-текст.

Ни для кого не секрет, что многие рок-поэты употребляли и употребляют наркотики. А. и И. Данилины пишут: «В молодежной культуре считается, что почти все известные музыканты в рок- и поп-музыке покуривают марихуану и это помогает им творить» . Однако авторы сразу же оговариваются, что расценивают подобное мнение как миф. Далее они приводят цитату из интервью одного из основателей негритянской музыки soul покойного Отиса Рединга: «Травка – это еще один обман. Сначала кажется, что петь искренне, да и сочинять музыку, когда курнешь, легче. Но так кажется только первые несколько месяцев. Потом, если ты, конечно, честный музыкант, ты начинаешь понимать, что если ты выходишь на сцену под “кайфом”, то ты начинаешь фальшивить. По нотам поешь точно, а в душе фальшивишь. Чувство такое, как будто начинаешь повторяться. Каждый раз под “кайфом” поешь одно и тоже, как будто это не ты поешь песню, а травка поет ее за тебя. Только пользуется твоим горлом для того, чтобы эту песню спеть <...>. Через полгода я понял: или музыка, или гашиш. И с тех пор не употреблял никогда. А вы как хотите...» .

На основе вышеприведенной цитаты авторы делают вывод о том, что «травка» не является стимулятором креативных процессов. «Более того, – пишут дальше А. и И. Данилины, – творчество по мере увеличения потребления продуктов каннабиса становится стереотипным, похожим на ремесленничество. В нем начинают повторяться одни и те же, связанные с марихуаной, мотивы» . Безусловно, такая точка зрения имеет право на существование. Например, музыка реггей, пишущаяся в основном под марихуановым «кайфом», не отличается особым разнообразием мелодических тем и ритмов, а в текстах реггей-композиций очень часто упоминается марихуана. В то же время не стоит забывать, что реггей-культура это прежде всего андеграундное мистическое движение, провозглашающее марихуану священной, поскольку, как любая религиозная музыка, реггей имеет своей целью ввести слушателя в особое состояние, в котором он способен постигать некую высшую Истину.

Но марихуана повлияла не только на реггей-исполнителей. Известный своими «психоделическими» экспериментами Ф. Чистяков – автор таких хитов, как «Иду, курю» и «Песня о настоящем индейце», ставших классикой отечественного рока, скорее всего, использовал марихуану в процессе написания текстов этих песен. И тут уж ни о какой «монотонности», «стереотипности» и тем более «ремесленичестве», на наш взгляд, говорить не приходится.

Однако А. и И. Данилины пренебрегают подобными фактами и продолжают: «...через некоторое время любому “творческому” курильщику становится понятно, что он подменяет собственное творчество “творчеством” конопли» . Подобный вывод представляется нам весьма спорным. Даже если принять его в качестве непререкаемого, то для филологии было бы интересно выявить черты, свойственные «творчеству конопли», и уловить ту очень тонкую грань, которая отделяет его от собственного творчества поэта.

Естественно, что в подобных случаях нужно говорить о взаимодейст-вии наркотиков с человеческой психикой. Сами по себе они не могут сделать из личности, не обладающей талантом, великого поэта. Психологический эффект действия практически всех наркотиков зависит от установки, предшествующей их приему. Проще говоря, если уже сформировавшийся поэт употребляет наркотики для достижения конкретной художественной цели, то вполне возможно, что определенный положительный результат будет получен. Справедливости ради заметим, что его адекватное восприятие в состоянии наркотического опьянения весьма проблематично, поскольку «под кайфом» самооценка обычно повышается. Поэтому некоторые рок-поэты предпочитают придавать окончательный вид своим творениям уже в трезвом состоянии. В подобных случаях применение наркотиков нужно для того, чтобы извлечь из подсознания различные образы, которые в дальнейшем получат художественное воплощение.

Как же определить, употреблял или нет тот или иной рокер наркотические вещества при написании того или иного текста? Естественно, что ответить на подобный вопрос со стопроцентной уверенностью нельзя; однако мы попытаемся выделить ряд критериев, которые могут при этом помочь.

1. Высказывания самих рок-поэтов по данному вопросу и факты их биографии. Иногда рокеры публично заявляют об употреблении ими тех или иных наркотиков в разные периоды жизни. Например, Егор Летов в интервью «200 лет одиночества» (декабрь 1990 года) прямо говорит: «С некоторых пор вообще ни от чего не отказываюсь. И трава хорошо, и... Я вот мечтаю ЛСД достать, да не дается он мне в руки...» . И далее: «Я вот сам последние месяца три как минимум раз в два дня психостимуляторов нажираюсь. И хорошее, я скажу тебе, это дело!» .

Лидер группы «Комитет Охраны Тепла» («КОТ») Сергей «Олди» Белоусов с самого начала музыкальной и поэтической карьеры обозначает свою «причастность» к наркотикам. С. Гурьев пишет: «В 1987 г. – как все любят подчеркивать, в годовщину смерти Марли – появился собственно “Комитет”, изначально взявший курс на косяки и реггей» . В середине девяностых годов прошлого века Олди появился в «Программе “А”», существовавшей в то время на канале РТР, в совершенно неприглядном виде. После выхода этой передачи многие поклонники «КОТа» заподозрили Белоусова в употреблении героина. Затем о группе долгое время ничего не было слышно, и поползли слухи о смерти Олди от передозировки. Однако в 1999 году «КОТ» возвращается к концертной деятельности. Вместе с флаерами на выступление «Комитета» в Москве летом 2000 года можно было взять небольшую листовку, где говорилось о том, что Олди около четырех лет провел в деревне на свежем воздухе в медитациях и окончательно избавился от героиновой зависимости.

Факты биографий многих других рок-поэтов также говорят об употреблении ими наркотиков. Например, первый альбом Дельфина «Не в фокусе» был записан под воздействием героина. Сам исполнитель говорит об этом в своих интервью, добавляя, правда, что в настоящее время он избавился от наркотической зависимости. Юрий Клинских из «Сектора Газа», на протяжении всей своей музыкально-поэтической карьеры пропагандировавший употребление алкоголя и наркотиков, скончался в июне 2000 года от сердечного приступа. Это самый распространенный диагноз в случае смерти человека, употребляющего наркотики. Нельзя не упомянуть и Федора Чистякова (группа «Ноль»). Пожалуй, именно он является самым известным полинаркоманом отечественного рока. Его эксперименты с самыми различными психотропными средствами породили множество легенд.

Однако рассматриваемый критерий имеет и очевидные недостатки. Один из них – нежелание большинства рок-поэтов свободно высказываться в прессе по поводу употребления ими тех или иных наркотиков. Причиной тому служит, очевидно, уголовная ответственность за их хранение, приобретение и транспортировку. Хотя за само их применение в нашей стране уголовного наказания не предусмотрено, перечисленные выше обвинения могут быть предъявлены любому потребителю наркотиков. Поэтому многие рок-поэты спешат заявить о своей непричастности к их использованию, хотя она весьма сомнительна. Так, например, очевидно несоответствие между негативными высказываниями Василия Вacина из группы «Кирпичи» относительно употребления различных наркотиков и смертью барабанщика коллектива, Евгения Назарова.

2. Упоминание в тексте названий наркотических веществ, атрибутов / ситуаций, сопутствующих их употреблению. Большинство текстов реггей-музыкантов содержат упоминания о марихуане. Как уже говорилось, это обусловлено «священным» статусом данного растения в реггей-культуре. Песни «Африка», «Кайя», «Марииванна» группы «Комитет Охраны Тепла» свидетельствуют о заметном влиянии марихуаны на их автора:

...Черное на белом
Кто-то был неправ
Я внеплановый сын
Африканских трав...

В творчестве Дельфина очень часто присутствуют атрибуты и ситуа-ции, сопровождающие употребление героина. Так, уже в песне «Дилер» с де-бютного сольного альбома лирический субъект Дельфина выступает в роли продавца наркотиков:

Я тот, к кому ты заходишь часто,
Я – тот, чей телефон ты знаешь,
Я тот, кто не ждет напрасно,
Если ты вдруг опоздаешь...

...С утра приходят ко мне люди разные,
Бледные – прям на пороге могут скончаться,
И всякие другие разнообразные,
Розовые еще – не успели сторчаться.
И каждому надо одно и то же,
Каждый знает, зачем пришел.
Интересно, на кого бы он был похожим,
Если бы то, что искал, не нашел...

Этот текст описывает ситуацию купли-продажи наркотиков, отношения зависимости покупателя от продавца. Мотив ожидания «дилера» развивается и в песне «Тишина» с более позднего альбома:

Я считаю секунды, я считаю часы,
Я жду того, кто должен принести «тишины».
И он приходит с пакетом, в котором прячется «зима»,
Вода, ложка, вата и «тишина».

«Тишина» в данном случае выступает парафразом состояния героинового опьянения. «Зима» – порошок героина, который бывает обычно белого цвета. «Вода, ложка, вата» – предметы, необходимые для приготовления героина к внутривенному употреблению.

Однако и рассматриваемый критерий также не абсолютен. Характерный пример – творчество Линды:

Я разлила кофе на стол
И забыла о том,
Что из-под ног вылетел пол
И уносит винтом.

Очень многие ее тексты адептами наркокультуры воспринимаются как написанные в состоянии измененного сознания. «Винт» в данном случае оказывается «кодовым» словом для тех, кто ищет в композициях певицы скрытые смыслы. Но сама Линда и автор слов Максим Фадеев категорически отрицают свою причастность к употреблению каких-либо наркотиков. Поэтому мы не можем, основываясь лишь на рассматриваемом критерии, причислить певицу к людям, творящим «под кайфом».

3. Влияние определенных наркотических веществ на процесс создания рок-текста. Здесь будет описано воздействие определенных групп наркотических веществ на человеческую психику и возможная взаимосвязь такого воздействия с процессом написания рок-текста.

А. Марихуана. Первой эмоциональной реакцией на употребление марихуаны являются приятное беззаботное состояние и расслабленность с элементами восторженности и восхищения. Курильщики рассказывают о мечтательном состоянии духа, перемежающемся приступами неконтролируемого беспричинного смеха и болтливостью. Вторым важным результатом опьянения является иллюзия резкого изменения окружающей обстановки. Предметы меняют свои формы и размеры; они словно бы шевелятся, двигаются. Воздух наполняется прожилками света, которые иногда кажутся светящимися одушевленными существами. В кучах одежды чудятся живые тела. В любых звуках мерещится некая недосказанность. Представляется, что они имеют особый, «потусторонний» смысл...

Наиболее характерно для всего периода опьянения коноплей ощущение глубокой мышечной расслабленности и тепла, разлитого по телу. Обостряются также сенсорные способности основных органов чувств. Музыкальное сопровождение обычно усиливает описанное состояние и очень нравится потребителям «травки»: у них появляется чувство, будто музыка звучит откуда-то изнутри.

Влияние марихуаны непосредственно на процесс написания рок-текста можно проследить на примере «Песни о настоящем индейце» группы «Ноль»:

Настоящему индейцу
Надо только одного,
Да и этого немного,
Да почти что ничего.
Если ты, чувак, индеец,
Ты найдешь себе оттяг.
Настоящему индейцу
Завсегда везде ништяк!

В этих строчках воссоздается приятное беззаботное состояние, которое принято считать знаком первой стадии опьянения коноплей. Рефрен также передает восторженность лирического героя, его восхищенность, обусловленную и действием наркотика, и красотой окружающей природы. Отметим очень удачную в данном контексте игру с двойным смыслом слова «травушка»:

Эх, трава-травушка,
Травушка-муравушка,
Эх, грибочки-ягодки,
Да цветочки-лютики,
Эх, березки-елочки,
Шишечки-иголочки,
Эх, да птички-уточки,
Прибаутки-шуточки.

В рефрене описывается мечтательное состояние духа, присутствуют намеки на «смех без причины». В то же время мы еще не можем с полной уверенностью утверждать, что речь идет об употреблении марихуаны; пока это остается в подтексте. Однако далее «завеса» чуточку пpиоткрывается:

Ну, а если наш индеец
Вдруг немного загрустит,
Он достанет папиросу
И покурит, посидит,
Посидит, подумает,
Что-нибудь придумает,
Ну, а если грустно станет,
Так он песню запоет.

«Покурит» в сочетании с рефреном «трава-травушка» дает опять-таки не прямое, а завуалированное указание на то, что содержится в «папиросе» индейца, которую он собирается покурить. Далее говорится о еще одной особенности курения марихуаны – его коллективности. Считается, что при употреблении наркотика в компании опьянение будет гораздо сильнее, чем при курении в одиночку:

А под вечер все индейцы
Соберутся у стола,
Заколотят трубку мира,
Закружится голова...

В песне в целом мы так и не находим прямого указания на применение марихуаны. Однако «посвященным» сразу становится понятно, о чем идет речь.

В. Опиаты. В данную группу входят такие вещества, как героин, опиум, морфин, кодеин, метадон и их смеси. Главный результат воздействия всех опиатов состоит в анальгетическом эффекте , поэтому они с древних времен использовались в медицине. Однако существуют и другие побочные эффекты опиатов, ради которых многие наркоманы употребляют эти средства сегодня: эйфория, сонливость, теплота в теле. В подобном состоянии человек как бы «спит наяву», причем такие «сны» окрашены в яркие краски и имеют характер сменяющих друг друга с различной скоростью цветных картин. Опиаты наносят ущерб социальным связям индивидуума; у него резко падает потребность в общении. Из физиологических воздействий, пожалуй, самыми заметными являются сужение зрачков и понижение тембра голоса, который становится каким-то скрипучим, как у сонного человека.

На наш взгляд, самые характерные примеры воздействия опиатов на процесс написания рок-текста представлены в творчестве Дельфина. В песнях альбома «Не в фокусе» находим множество отсылок к ритуалу употребления героина. Так, в тексте «Один на один» показана трагедия «раба привычки», вся жизнь которого посвящена добыче наркотика:

Тебе нужны твои руки, чтобы только звонить,
И голос нужен для того, чтобы об этом говорить,
И ноги нужны, чтобы за этим бежать,
И деньги только для того, чтобы за это отдать.
Ты говоришь, что ты свободен, ты об этом кричишь,
Но ты зависишь от того, на чем ты торчишь.
Не осталось никого, ни друзей, ни врагов,
Когда ты смотришь на мир в объеме суженных зрачков.

В последней строчке Дельфин упоминает самый показательный внешний признак употребления опиатов – суженный зрачок. В песне «Ботинки» с того же альбома автор указывает на еще одну типичную характеристику состояния героинового опьянения – «цветные сны»:

Ты топчешь мир своими ботинками,
Не замечая, куда наступаешь,
А время от тебя уходит цветными картинками,
Но ты даже этого не понимаешь.

Специфической особенностью героиновых наркоманов является также обсуждение между собой проблем жизни и смерти. Однако пока человек «сидит на игле», он понимает безвыходность своего положения. Поэтому подавляющее большинство мыслей и чувств относительно бытия окрашены в мрачные тона (бесперспективность, бессмысленность существования). Смерть – единственный видимый выход. Практически во всех альбомах Дельфина есть мрачные песни: «Вера», «Надежда», «Любовь», «Тишина», «Она», «Война» и др. Многие из них поются тихим, скрипучим голосом. Адепты наркокультуры склонны считать, что ряд композиций Дельфина был записан им в студии в состоянии героинового опьянения.

Многие тексты Сергея «Олди» Белоусова резко отличаются от обычных текстов реггей-композиций. Если в последних доминируют яркие тона, веселое настроение, живость, то в творчестве Олди преобладает мрачность характерное следствие употребления героина. Особенно это заметно в таких песнях, как «Кайя», «Герландия», «Новый солдат», «Не верь мне» и особенно «Не время любить»:

...И сколько не пои,
Сколько не ори,
Сколько не пей,
Сколько не торчи,
Дважды два будет два,
Трижды три будет три,
Арифметика проста,
И ты со мной не крути.
Здесь не время любить,
Не время любить...

...Еще один отъехал,
Тормознулся во сне,
Ему приснился ништяк,
Ему настало совсем.
Не время любить,
Не время любить.
Ваша личная жизнь
Как сплошной некролог.
Оторви себе глаза
И пришей их на жопу.
Не время любить,
Не время любить .

В приведенном тексте очевидно отвращение к жизни, которое выражается в словах «не время любить». Позиция лирического героя предельно ясна: в наше время нельзя любить, но и изменить ситуацию к лучшему тоже невозможно; все попытки закончатся ничем; есть лишь один выход – смерть. Такова типичная позиция героинового наркомана. Рискнем также предположить, что в творчестве Олди марихуана повлияла на музыку, а героин – на тексты.

Однако и этот критерий не безошибочен. Многие психофизиологические эффекты могут быть не только следствием употребления наркотиков, но и симптомом различных психических расстройств.

Подведем итоги. Ни один из рассмотренных выше критериев не может служить универсальным принципом, позволяющим установить истину в последней инстанции. Затронутая тема требует дальнейшего углубленного изучения, поскольку способность человека творить в состоянии наркотического опьянения представляется нам довольно сомнительной, хотя и возможной. Однако опыт, полученный в наркотических сессиях, может непосредственно повлиять на процесс написания рок-текста.


А.А.Корабельников
опубликовано в книге "Русская рок-поэзия: текст и контекст" Тверь, С. 215-223
2001



Папка для подписи www.trio54.ru/catalog/papki_adresnyena_podpis/.