Фёдор Чистяков: прощальный концерт проекта "Баян, Гармошка, Блюз" в "Cool Train"-клубе.

Любому временному музыкальному проекту приходит конец, главное - знать, когда остановиться. За четыре года "Баян, Гармошка, Блюз" не стали глобально известным проектом, не завоевали миллионную армию поклонников, но все-таки приобрели постоянную аудиторию и неплохую репутацию в блюзовой тусовке, хотя и не все относились к этому серьёзно. Ну а теперь решили завязать. Типа, побаловались и будя. На сцене стоит, как всегда, дикий и лохматый Вовка Кожекин (игрец на губной гармошке) и что-то рассказывает про свой любимый проект. Ага, значит, четыре года назад он приехал в Питер и встретился с Чистяковым, а там пошло-поехало. Изначальная идея проекта "Баян, Гармошка, Блюз" заключалась в том, чтобы играть инструментальную музыку по джазовым клубам. Но так уж случилось, что за прошедшие четыре года проект играл где угодно, но только не в джазовых клубах. По словам Кожекина, на группу легло проклятие Игоря Бутмана, который не поверил, что Чистяков играет джаз. И это легко понять - на мой вкус, музыка Чистякова с компанией слишком громка и яростна для сонных джазовых клубов, где спокойно восседают старые пьяницы, считающие себя неграми. Кроме того, джазом в музыке проекта даже не пахнет, это самый настоящий, жирный блюз. Эта музыка предназначена для более активного восприятия, поэтому требует сцены. И, тем не менее, финальный концерт удалось организовать именно в джазовом клубе "Cool Train", что на третьем этаже клубного супермаркета "Б2".

На сцене стоит стул с баяном. Вова Кожекин и Ваня Жук (гитара), которым не хватило места на сцене, стоят прямо в зале и играют бодрый блюзовый мотив. Так получается, что пальцы Вани Жука бегают прямо перед моим лицом, в пяти сантиметрах: здорово играет чувак. Сопровождаемый густыми хлопками, на сцену карабкается бледный Чистяков, и вот уже баян в руках, ритм-секция готова, - давай, вонзай! Загудело, закачало, - очень драйвово играет банда свой последний концерт. Закончив первый блюз, Чистяков становится более румяным, говорит: "Не знаю, как назвать эту музыку...", - имея в виду интерпретацию русской народной песни "Эй, ухнем!" ("Дубинушка"). Интерпретацию сложно назвать блюзом, но благодаря долгому развитию и импровизациям, слушать интересно. Чистяков уже вовсю раскачивается на стуле, дав волю чувствам, фальцетом завывает еще одну блюзовую версию, - на сей раз песня "Темная Ночь", одна из главных песен военных лет. Кайфовая аранжировка, качающий ритм, только вот видоизмененная приблюзованная вокальная партия немного портит впечатление, оригинальная мелодия гораздо лучше.

Блюз хорош тем, что каждый музыкант здесь - лидер, солист, и, в то же время, все равны. Вспомнить хотя бы "Led Zeppelin": четыре гениальных музыканта, силу таланта каждого из которых трудно переоценить. Так что зря некоторые преувеличивают значение персоны Федора Чистякова в проекте "Баян, Гармошка, Блюз", здесь он всего лишь баянист, хоть и неплохой. А самым ярким музыкантом проекта я бы назвал гитариста Ивана Жука, - не Джимми Пейдж, конечно, но прикурить даст многим.

Федор разошелся до того, что поломал баян, у инструмента отлетела кнопка. Говорит, что раз баян сломался, будем, мол, петь песни. Ура! Петь песни! И Чистяков закатил целую эпопею про разбойника Бармалея, Африку и детей, Танечку и Ванечку. Думаю, Корней Чуковский порадовался бы. Чистяков, освободившись от баяна, стал совершенно необуздан: корчился на стуле, сходил со сцены, чтобы попеть в зале, высоко подпрыгивал и творил прочие безумия. Какой уж тут джаз, упаси боже! Это просто рок! Как в старые-добрые.

Кажется мне, что, обычно сдержанный и отрешенный, Чистяков и впрямь выложился по полной на прощальном концерте проекта "Bayan, Harp & Blues", даже на бис вышел и очень всех благодарил. Куда его теперь занесет - не знаю, но, каким бы джазменом, кришнаитом или еще кем человек ни прикидывался, "настоящему индейцу завсегда везде ништяк".


Степан Максимов

опубликовано на сайте ROCKMUSIC.RU
03.07.2003



Описание демисезонное женское пальто у нас.