Раздирая пальцы в кровь

26 ноября в ДК им. Газа выступает группа «Федор Чистяков Бэнд». Основу программы составят песни из двух последних альбомов — «Блюз кубинского негра» и «Ондатр». В последний раз «Бэнд» выступал в Питере больше года назад.

— Федор, почему так редки концерты?

— Это в Петербурге как-то не складывается, а в Москве даю концерты регулярно, и в клубах, и на площадке Центрального дома художников. В Петербурге часто выступал во времена существования концертного зала «Зоопарк», потом его не стало. Дело еще и в том, что в Москве быстрее оценили и поддержали перемены, произошедшие в моем творчестве. А в Петербурге от меня все еще ждали «Иду. Курю», «Человека и кошку», «Настоящего индейца». Примечательно, что все эти песни были посвящены употреблению наркотиков. Я их больше не употребляю. В нашем концерте прозвучит другая программа, вполне полноценная.

— Как бы вы определили свой музыкальный стиль?

— Даже во времена группы «Ноль» весь стиль заключался в эклектике, смешении. Сейчас продолжаю по сути делать то же самое.

— Баян — ваш любимый инструмент?

— Не сказал бы, что любимый, просто это мой конек: баян в рок-группе — это то, что я умею, как никто другой. Вообще, люблю разные инстументы, с большим удовольствием занимаюсь аранжировками.

— Как-то на концерте вы в кровь изранили пальцы о кнопки баяна. Впервые такое видела. Это инструмент неудачный, или так неуемен ваш темперамент?

— Мой инструмент не совсем приспособлен под мой стиль игры. Если были бы гладкие кнопки, пальцы бы не раздирались. А поскольку кнопки привинчены шурупчиками, то иногда эти шурупчики развинчиваются и начинают вылезать. Когда делаешь глиссандо, зацепляешь пальцами за шурупы и рассекаешь руки.

— В обыденной-то жизни руки стараетесь беречь?

— Да, стараюсь подальше держаться от таких дел, которые могут создавать угрозу. Например, от работы с электропилой. Но вообще-то в быту руки у меня на месте, гвоздь вбить сумею.

— У вас один заветный баян или их несколько?

— Один, он у меня с 1987 года. После двух-трех выступлений регулярно отдаю в ремонт.

— Как-то Спиваков в интервью рассказывал, что в его футляре от скрипки хранятся фотографии детей, жены, дорогие сердцу сувениры. Ну просто солдатский сундучок! А что вы храните в вашем футляре от баяна?

— У меня вот какой «солдатский сундучок»: я купил походный рюкзак, примотал его к тележке на колесиках. Там у меня не только инструмент, но и микрофоны, прочий реквизит, концертный костюм, тапочки.

— Вы — лидер группы, значит, обладаете организаторскими способностями?

— Приходится их проявлять. В юности было такое понимание: менеджер — это нянька, которая развозит пьяных музыкантов по домам, вытаскивает их из милиции. Сейчас у меня в группе все люди взрослые, профессиональные, а значит — дисциплинированные.

— Об ушедшей боевой юности не тоскуете?

— В Библии сказано, что детство и юность — это суета. Действительно, погоня за ветром. Конечно, нет той остроты чувств, но я веду жизнь более осмысленную, целенаправленную, насыщенную.


беседовала Елена ПЕТРОВА

опубликовано в газете "АиФ Петербург" №47
http://gazeta.aif.ru/_/online/spb/588/1

24 ноября 2004 г.



Посмотрите на досуге строительство канадских каркасных домов.