Академяки без академиков

Поселок Комарово когда-то назывался Келломяки, что на финском языке означает «Колокольная горка». В 1903 году здесь строили платформу, и колокол, установленный на небольшом холмике, возвещал о начале и конце трудового дня. После открытия станции колокол убрали, а название, «Колокольная горка»-осталось.

ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ПОДАРКОВ ОТ СТАЛИНА
В начале века модно было быть дачником. Правда, дачники тех лет не носили на плечах огромные зеленые рюкзаки и не грохотали ручными тележками по ступеням эскалатора. Они были настоящими дачниками - в соломенных шляпах, белых платьях, аристократичные и лениво-медлительные.

В Келломяках жили и летом и зимой. По Морской улице прогуливались отдыхающие и владельцы особняков - Карл Фаберже, Матильда Кшесинская, академик Иван Павлов, шоколадный король Жорж Борман... После войны Сталин подарил Академии наук 25 деревянных домов - строили специально по его указу. В Комарове поселились академики. По аналогии с прежним названием поселка местные острословы иногда именовали Академгородок Академяками. Проезжавшие мимо автобусы с экскурсантами порой останавливались рядом с дачами, и туристы прохаживались перед ними, надеясь увидеть знаменитых ученых. Наблюдать за академиками было действительно интересно, ведь почти у каждого водились свои причуды и маленькие странности.

Говорят, физик Иоффе ходил по двору в белой рубахе и босиком, тяпкой пропалывая огородные грядки. Академик Фок, будучи уже человеком в возрасте, вместе с женой прогуливаясь по комаровским улочкам, иногда останавливался, снимал очки и долго целовал супругу. Такое вольное поведение в то время выглядело необычным. На даче индуиста Баранникова жил ловец гадюк - причем ловил их он прямо в комаровском лесу, за дачным забором.

В поселке жили и темпераментные братья Орбели -директор Эрмитажа Иосиф Абгарович и военный медик Леон Абгарович. Случайно повстречавшись друг с другом во время ссоры, они демонстративно «разворачивали бороды» и расходились в разные стороны. А когда мирились, то садились вместе на лавочку - и тогда появившиеся невесть откуда экскурсанты рассматривали их как какую-то достопримечательность. Всем академикам по хозяйству помогали домработницы. Продукты тоже привозили прямо на дачи. Однако жили академики просто. И в очередях стояли так же, как обычные дачники, - хотя те и уговаривали их пройти без очереди, академики ни за что не соглашались. К 8о-м годам из тех, старых, академиков здесь остались только Фок, Наливкин и Линник. Последним умер Линник - в 1984 году.

ИРИНА И СЕМЕРО КОЗЛЯТ
Внучка академика Владимира Линника Ирина Кузнецова живет на даче круглый год - с небольшим стадом коз, пятью собаками и котом. Академик Линник маленьких детей не любил - они мешали ему работать, - поэтому Ирина жила в доме у своего дяди - сына академика - Юрия. Дядя тоже был академиком, и у него тоже была дача в Комарове, которую он построил сам. Окончательно на дачу деда Ирина перебралась лишь после его смерти. Бок о бок с козами Ирина живет уже больше десяти лет. Они пасутся, а она приглядывает за ними, сидя на завалинке и дымя сигарами «Кэптен Блэк». Прохожему рога за забором внушают серьезные опасения, а мама Ирины Ирина Владимировна - боится их до сих пор. Но если коз не трогать, они бодаться не будут. Козы у Ирины очень воинственные. Один козел по кличке Козел, словно дитя суровых гор, не уставая, скачет по капоту и крыше автомобиля, который стоит посреди двора. На этой машине в гости к Ирине как-то приехала подруга, но, выезжая из ворот, врезалась в столб. Разбитую машину быстро приспособили под хозяйственные нужды: Ирина хранит в салоне корм для коз. «Очень удобно, а главное - герметично», - говорит она. Козы дают козье молоко. Ирина специально покупала коз зааненской породы - у них молоко без запаха. Его охотно берут мамы детей, у которых на коровье молоко аллергия. Еще покупает дворецкий одного комаровского банкира - для своей жены, которая лечит желудок.

Ну а козлы... Козлы очень хитрые, и все пороки им присущи «Недаром дьявола изображают в виде козла»,- рассуждает Ирина. Действительно, так и норовят сигарету из пачки вытащить, а то зубами вытаскивают пробку из бутылки с вином и выпивают все содержимое. По словам Ирины, «козлы нужны раз в три года - для селекции», Некоторые особо буйные козлы («шашлыки ходячие») складывают свои головушки здесь же, на комаровском участке. «Если бы я попросила кого-нибудь это за меня сделать, то не меньший грех бы на душу взяла, - говорит она. - А так - заколю козла, потом переживаю, несколько вечеров водку пью». По профессии Ирина палеонтолог. В университете, когда писала диплом, разбирала ящики с костями динозавров и черепах. Когда-то эти кости собирал Иван Ефремов, но потом он увлекся литературой, написал «Туманность Андромеды» и другие книги. А про кости забыл. Так бы и остались ящики в забвении, если бы не Ирина. Поработав с коллекцией Ефремова, Ирина описала два новых вида мягкокожих черепах-триониксов, а также среднеазиатского варана, предка современного серого варана. «Так что меня можно поставить в один ряд с Линнеем», - уверяет она.

Десять лет Ирина работала в Средней Азии. Занималась там геологической съемкой. А когда "совок накрылся", переехала в Комарово. Почти все время здесь забирает хозяйство. На озеро, на залив и за грибами Ирина не ходит. Телевизор не смотрит, книг не читает - кроме Козьмы Пруткова, которого знает наизусть. Слушает радио «Свобода» и «Эхо Москвы», а еще - арабскую музыку. Диски привозят соседи - братья, один из которых работает в Кувейте, а другой - российский посол в Багдаде. Без конца прослушивая записи, Ирина даже немного выучила арабский язык. «В арабской музыке находятся истоки почти всей мировой музыки. Например, корни фламенко именно там», - считает она. Еще Ирина любит слушать «Джипси кингс», а вот русский рок - не очень. Это может показаться странным, ведь Ирина - хотя сама ни на чем и не играет - много общалась с Борисом Гребенщиковым, с Сергеем Курехиным, а сейчас рисует обложки для дисков, которые выпускает Андрей Тропилло.

На обложках компакт-дисков можно увидеть псевдоним - Ирина «Комаровская». однако художница-палеонтолог никакого отношения к комаровской группировке не имеет. Дом у бандита Комара, разбогатевшего на продаже паленой водки в начале 9о-х, находится неподалеку, рядом с губернаторской дачей, - на Цветочной улице. Правда, в последнее время его что-то не видно. «В бегах Комар», - говорят жители Комарова.

СКОРБЕЖ ПОД «МАРТОВСКОЕ» ПИВО
Во время беседы с Ириной Владимировной, дочерью академика Линника и матерью Ирины, калитка распахивается, и во двор входит незнакомый мальчик с фотоаппаратом. Он начинает снимать коз на крыше автомобиля. «Здравствуй, мальчик!» - говорит Ирина Владимировна. Мальчик косится, не отвечает и идет по двору куда-то дальше. «Странно. Кто это? Вы не знаете? Наверное, с соседнего участка», - задумчиво произносит Ирина Владимировна мальчику вслед. Ирина Владимировна работает в Эрмитаже искусствоведом. Она главный научный сотрудник и доктор наук, специализируется на западноевропейской живописи. В Комарове Ирине Владимировне явно скучновато. Коз и козлов она не любит. Единственное утешение - телевизор. Когда Ирина Владимировна уезжает в город, Ирина антенну с крыши снимает и телевизор выключает - до следующего раза, пока Ирина Владимировна не приедет сюда снова - в отпуск. Как уже говорилось, в семье Линников академиком был не только Владимир Павлович, физик, но и его сын - математик. Юрий Владимирович Линник занимался теорией вероятности. Доктором наук он стал в 24 года - до него таких молодых докторов наук не было. И умер тоже рано, опередив отца. На комаровском кладбище, которое ныне стало местом паломничества экскурсантов, есть гранитный памятник математику. На нем выбита формула, которую некогда вывел Юрий Линник. Когда Линник-младший учился в аспирантуре, его послали воевать на русско-финскую войну. Вернувшись с фронта, Линник вспоминал о войне с ужасом. Но вскоре защитил докторскую диссертацию и после этого имел полное право в войнах больше не участвовать. «На войну больше не пойду. Только если с Гитлером», -сказал он. А 22 июня 1941-го очень возбужденным вернулся из Петергофа, и на следующий день ушел на фронт артиллеристом. Ирина Владимировна с мамой эвакуировались в Казахстан и долгое время ничего не знали о нем. Но однажды к их дому прибежали взволнованные знакомые и сказали: идите скорее к громкоговорителю, по радио про вашего Юрия говорят. И там действительно рассказывали про то, как на Пулковских высотах сражается Юрий Линник. Никому и в голову не пришло отговаривать его идти на фронт. «Мы были такими патриотами, - вспоминает то время Ирина Владимировна - даже, несмотря на то, что тогда происходило в стране..." К счастью, репрессии семьи Линников не коснулись, но когда в Эрмитаже Ирину Владимировну агитировали вступить в партию, и она пришла советоваться к отцу, тот сказал: "Дочь, прокляну". Ирина Владимировна в партию не вступила.

А 5 марта 1953 года Сталин умер, и в последующие годы в этот день Линники устраивали «скорбеж». Покупалось «Мартовское» пиво, к названию на этикетке пририсовывалась пятерка. Получалось, что напиток обязан своим названием дате 5 марта. Потом исполнялись «идейные» оперетты. Арии там были примерно такие: «Пятерка, пятерка, прекрасное число, // Ты так всем учащимся любо. //Но сколько, сколько горя ты нам всем принесло. // Ставши датой отцовского дуба!» Все эти «скорбежи» устраивались, конечно, только для своих - для родственников и близких друзей.

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ - К ЗВЕЗДАМ
По воспоминаниям Ирины Владимировны, участок Линника в 1946 году выглядел куда лучше, чем сейчас. Под окнами буйно росла сирень, - потом ее съели козы. Там, где сейчас "козлюшник", когда-то находилась обсерватория Владимира Линника. Академик специально подрезал березы на участке, чтобы они не заслоняли небо. По ночам правая часть крыши уходила под левую, и оптик начинал свои наблюдения. А Митя Орбели, сын Иосифа Орбели, кричал с соседнего участка. «Опять старый Линник в будку полез!» Сейчас телескоп академика в обсерватории на Белом море. «Тут жил Карпинский, здесь - востоковед Струве, мой учитель. На той стороне - Лебедевы и Иоффе», - говорит Ирина Владимировна, показывая на соседние участки. Те, кто был вместе в эвакуации в Казахстане, продолжали дружить и в Комарове. Сидели на лавочках под соснами, ходили на залив.

Сейчас Ирина Владимировна из дома редко выходит и почти ни с кем не общается. Заборы стали высокие строить, и кто за ними живет - непонятно.

В Эрмитаже Ирина Владимировна пишет научные работы и делает открытия. Например, она высказала предположение, что, когда Рембрандт писал картину «Возвращение блудного сына», его вдохновляла гравюра на дереве Корнелиса Антониссена. Множество деталей на гравюре сходны с деталями на полотне Рембрандта. Разница лишь в том, что у Рембрандта не подписаны фигуры, а потому их символическое значение понять трудно. Совсем недавно догадка Ирины Владимировны подтвердилась, когда сделали рентгенограмму, выяснилось, что первоначально Рембрандт нарисовал на голове отца полосатый тюрбан - точно такой, как на гравюре. Только потом записал его. Фигуры на полотне расположены тоже так, как на гравюре, и становится ясно, что, например, у Рембрандта женщина, смотрящая поверх происходящего, - это Надежда, а мужчина с холодным и непроницаемым лицом - Покаяние. Даже тех искусствоведов, кто занимался западным искусством, на Запад выпускали неохотно, Первый раз Ирина Владимировна выехала в 1958 году - в Голландию. Спустя месяц после возвращения поехала отдыхать в Одессу. Там увидела две картины русского художника XIX века. «Если бы я не побывала за месяц перед этим в музее Франса Хальса. так бы они до сих пор и были картинами русского художника», - говорит Ирина Владимировна. А дело и том, что в конце XVIII века, при Екатерине, были куплены четыре картины - четыре евангелиста кисти Франца Хальса. Потом они были отправлены на юг для украшения церквей Таврической губернии, две из них на юге и остались - и Ирина Владимировна их узнала. Догадка подтвердилась, для исскуствоведов это стало сенсацией, Даже летом Ирина Владимировна продолжает работать. Работается и живется на свежем воздухе хорошо, поэтому родственники Линника свои, дачу продавать не собираются, а ведь многие дама уже давно проданы. Немногочисленные потомки знаменитостей, которые все еще живут в Комарове, продолжают общаться и дружить, прошлом году Ирина придумала, как построить веранду Лебедевым. «Позвонил Алексей и сказал. срочно нужен архитектор, завтра рабочие приезжают». Архитектора не нашлось, пришлось Ирине самой ехать и план веранды чертить... Вчера вместе с Андреем Тропилло Ирина ходилa в Кудринский переулок. Там на даче живет жена Евгения Лебедева и сестра Георгия Товстоногова Натэлла. Андрей Тропилло выдал свою дочку за Алексея Лебедева, сына великого актера. Родила дочка внука, и назвали его Женей Лебедевым.

P.S.
А сегодня приехал в гости правнук востоковеда Струве - художник Андрей Струве. На улицу вынесли старые деревянные молотки и шары для игры в крокет, принадлежавшие некогда академику Струве. И играли - так же, как много лет назад их деды и прадеды.


Александр Балуев


опубликовано в журнале "Петербург на Невском" №08 (091)

2004



Вакансии и работа курьер на доставку пиццы и суши в ногинске piroga24.ru.