У Бога не просят добавки
(Силя рассказывает о Ноле)

- Короче говоря, я застал тот самый Ноль, который был уже на исходе, на излете своей творческой карьеры, после чего пошли всякие метания и поиски Чистякова. Трудно понять и проникнуть в чужую душу, но к тому времени ему уже мало было быть автором и лидером группы. Тогда модно было не только у нас в России, но и скажем в мире, что автор не просто пишет свои песни, но и сам их продюсирует. Так вот скажем Brian Eno стал продюсером, Peter Gabriel увлекся поисками новых звуков. Ну психоделия, скажем, всегда существовала, но в России как раз вот грибочки пошли, и Чистяков их трехлитровыми банками ел. Надо, говорил, «захавать гриба». Потом он «слышал» то, что надо записывать и «видел», появляется некая ясность, сейчас еще чуть чуть и … Все это мешалось с пыхом.

-Вас Коля Фомин познакомил?

-Да не то чтобы познакомил. Было такое место- НЧ/ВЧ. Там у Коли Фомина и у его группы «Время любить» было то, что называется «точкой» и там мы собирались на пьянки, поигрывали. А потом случилось так, что Федор услышал мои записи и мы с ним сконтактировались. Ему понравились песни, и он со своим подходом как sound продюсер считал, что надо из этого делать конфетку.
Это была первая попытка совместного творчества, от «Выхода» я и Фомин, а от Ноля Федя и Николс. Мы тогда записали немного песен, то, что потом вошло в «Черные индюки». Несколько песен там моих. Больше я ни в чем не участвовал, потому что мне это как то так не понравилось, и я уничтожил оригинал записи, сказал, что это слушать больше не могу. Мы даже концерт один в рок клубе дали в этом составе, а потом…

-А что Вы исполняли на концерте?

- «Он», «Самцы и самки», «Не могу кончить», «Больше презеров» и «Компостер мозгов». Это даже не на концерте, на концерте больше исполняли, это то, что было записано. Причем все записано было в неожиданном таком составе. Поначалу хотели пойти по проторенной дорожке, Фомин должен был играть на гитаре, я на басу, Николс на барабанах, а Чистяков на баяне. Но Чистяков как sound –продюсер пришел утром и сказал что это все полная херня, что все это очень похоже на Ноль, надо все делать наоборот. А именно он сядет за гитару, Фомина посадит на клавиши, все остальное останется как есть. Вот и получилась экспериментальная запись, которая потом вошла в альбом под названием «Черные индюки», точнее в альбом под названием «Говнорок Черных индюков». На самом деле «Черные индюки» это была другая команда, они потом уже без меня сделали другую программу, там еще один человек из «Времени любить» играл, Благовещенский Митя.

-После записи, когда Вы в очередной раз пересеклись?

-Это было в 91 году. А в очередной раз мы пересеклись в 92. Когда вышел альбом «Не могу кончить», он попал к Чистякову, который тогда жил в Комарово в небезизвестном доме. Ему он тоже очень сильно понравился, но опять же он сказал, что надо срочно записать его как надо, по человечески. Поскольку они тогда работали над музыкой к фильму «Гонгофер» и у них было оплачено и не использовано несколько часов в студии, он предложил записать несколько песен. И вот мы записали четыре песни, которые впоследствии вошли в «Созрела дурь». «Год козла», «Самцы и самки» были записаны, «Безобразия» и «День большой осы».

-Запись на самом деле классная, звенящая.

-Вот вот, все, кто слышал эту запись и оригинальную, говорят, что сразу слышно, что здесь Чистяков приложил руку, а тут – халява. Ни в коей мере не умаляя Чистяковских продюсерских возможностей хочу сказать, что запись альбома «Выхода» была сделана на ходу, как бы ни о чем не думая, а Чистяков полгода слушал эту запись и знал, что и как надо здесь изменить, то есть имел кучу времени для мысленных аранжировок, чего у меня не было. Я писал так: сначала я писал под драм- машину бас, потом быстро-быстро были позваны, без всяких репетиций виолончель, флейта, и альт. В общем, сели живьем и тут же наложили все остальное. Все. Ни о каких там аранжировках речи не шло. Портостудия была дадена на одни сутки, драм- машина была дадена на одну ночь, так что обвинять запись «Выхода» в безголовости, а запись с «Нолем» в головастости не имеет смысла хотя бы на том основании, что подход и уровень был совершенно разный. Возможно, если бы я полгода сидел и думал над аранжировками, я бы тоже придумал что-нибудь такое гениальное.
Тем более, что на мой взгляд «нолевская» запись удалась, потому что в отличие от «выходской» она писалась не на драм- машину, холодную, неживую, а под живого горячего барабанщика Николса. Надо учитывать. Причем писалась, как любил Чистяков, а именно болванка писалась сразу, чтобы сохранить живизну, а потом, сверху накладывались всякие такие задумчивые партии, типа слайд- гитары, трех баянов для нажористости.

- Там чувствуется, что баян не один.

- Была такая теория, что очень полезно и нужно, что так все делают, когда прописывают несколько треков инструментов. Не знаю, кто посоветовал, но Чистяков где то почерпнул, что скажем у Brian May в Queen, почему у него такая пронзительная сочная гитара, потому что берет и прописывает все дабл-треками, мульти-треками.

-Оркестровость создается?

-Не вивиканье такое: «ви-ви-ви». Мощща! Я сам sound- продюсером никогда не был, мой самый большой sound-продюсерский опыт – «Рыжий альбом», там нет никаких особенных звуков, там только балалайки прописаны, по двадцать штук.

-Но альбом все равно того стоит, альбом классный.

-И вот еще что, я не хочу рассказывать жутких таких историй, кто там кого зарезал, меня тем более тогда не было, я уезжал в Смоленск. Два дня не было, а когда приехал, то все это пропустил. Я не был свидетелем.

- Ну на самом деле конечно, эту тему все спрашивают, но с точки зрения творчества она никакого отношения не имеет.

- В каком то смысле имеет, потому что имело свои музыкальные повторы.

-Коля Фомин написал, что когда Федор в Комарово жил, он, так сказать, начал немного обламываться от музыки. Там какая то своя тусовка была, так Федя, бывало, поставит запись свою, заготовку, и слушает, как народ воспринимает. Если не прокатило, то значит обломился.

-Такое дело было. Я не верю, что он сворачивал, что дескать все, никуда не годится, но во всяком случае прислушивался, к тому, что говорят.
Была такая запись в новой версии, «Засуньте пушки себе в зад» , так он принес ее как то в электронной, абсолютно клавишно-компьютерной версии. Компьютеров тогда по моему не было, но было много клавишных: бас был клавишный, барабаны клавишные. Вообще то очень мощно звучало, но Ирина сказала: это все конечно хорошо, но уж так пластмассой отдает и химией, что Федор слегка внутренне помрачнел. Но это никакого отношения к зарезанию не имеет.

-А Вы сейчас отношения поддерживаете?

-Скажем, иногда пересекаемся, на таких мероприятиях, типа солянок сборных. Как то раз блюзовый фестиваль был. Мы никогда отношений особенно не поддерживали, просто так получилось, что я тогда жил в Комарово, где у Чистякова было что то вроде базы, где они собирались и репетировали. А так по жизни никогда особо близкими друзьями не были.

-А с остальным музыкантами Ноля?

-Поддерживал, потому что мы с Монстром вместе год играли. Когда я вышел после нескольких лет молчания и решил воссоздать «Выход», Монстр был приглашен, я даже не помню, как так получилось. То ли я сам на его вышел, то ли кто то посоветовал.

-А с Николсом?

-А! Я вспомнил как это получилось! Я писал альбом, и так получилось, чем меня Монстр купил. Писался альбом «Два года до конца» и тогда играл на басу мой товарищ. Он к тому времени почему то очень сильно заболел болезнью, что не надо играть живую музыку, она очень сильно проигрывает ровной и мощной компьютерной. Он тогда мне предложил сделать two men band, где я пою и на гитаре играю, а он сидит на компьютерах и все остальное набирает.

-Ресторанный вариант.

-И на этой почве поссорились. Я его обозвал нехорошими словами, а история была такая, что когда я начал писать альбом, то товарищ, который к тому времени на бас гитаре не хотел играть и не мог, занимался своими компьютерными делами, он записал три песни и те, на мой взгляд бездарно. И тогда я позвонил Монстру, Монстр, ты можешь, вот у нас два дня есть всего, в пятницу запись, я тебе принесу материал, у меня расписана вся мидийка. И Монстр за два дня поднял материал всего альбома, пришел и сыграл все за одну смену. Вот это было круто.
А потом он совершенно справедливо сказал, что все, хватит глупостями заниматься, большие дяди должны что то кушать, а музыка не накормит и стал заниматься компьютерной графикой, сайты делать.

-Судя по его сайту, он действительно в этом сечет.

-Поэтому, как мне кажется, Монстр из музыки, как из большого спорта, ушел.

-А с остальными музыкантами, с Николсом, с Гошей?

- Ну Николс давно уже не играет, последний раз он играл на презентации «Рыжего альбома», но это так, была разовая акция.

–Хочешь играть? – Ой, мне как раз в Москву съездить надо. - С Гошей я пару раз встречался, но он вообще с «Нолем» пересекался довольно короткое время.
То, что у Федора происходило, все эти увлечения наркотиками, они очень сильно травмируют психику с точки зрения спокойствия и уравновешенности. Человек становится такой… когда я увидел его в Москве, во время записи альбома «Полундра», он был очень злой, на всех наезжал и как то в очередной раз Николс так и сказал: - Федор, хватит свое говно на нас изливать. Знаю что тебе плохо, тебе по жизни плохо, а не потому, что не мы понимаем что-то в записи.

-А отчего стало плохо?

- Да потому что нервяк, вся эта жизнь, и много чего произошло. Ноль играл десять лет, человек с шестнадцати лет стал рок-звездой. Это очень сильно крышу сдвигает. А потом, представь, десять лет триумфальной жизни, стадионы рукоплещут.

-Где наше бабло,- говорил Федор,- Если мы такие крутые, где наше бабло? А бабло все не шло и не шло. И музыка, почему он начал метаться, ему сразу казалось, что вся группа не подходит, то есть в своих планах он шел гораздо дальше.

-А его окружение в нем это не поддерживало?

-Поддерживало, вот Ирина поддерживала, которую он зарезал. Она его гнобила и говорила: ты делаешь говно, или наоборот, Федор, не ругайся, ты- Моррисон. У тебя есть все шансы дорасти до этого уровня, выше которого не поднимаются. Надо жить круто, наркотики, травка, трипы, а иначе погружаешься в серые будни, а из них уже не вылезти, энергия пропадает.

-Творческая личность теряет себя?

-Да, надо быть изрядно шизанутым, чтобы перло тебя по настоящему. Он довольно серьезно, по этой дорожке шел уверенно, к крайней шизанутости.

-Ну а вот, как вы считаете, после того, как Федор вернулся, то что он сейчас делает, эта музыка в какой то степени то, к чему он стремился?

- Нет, не знаю. Правды нет, но мне он говорил следующие вещи: -А зачем делать музыку, которая глаголом будет жечь сердца людей или взрывать мир. Он относился к этому как к хорошо выполняемой работе. Есть же там официантки, уборщицы, они что то делают и людям это нужно, и все понимают, что это тоже кайф. Вот я хочу играть такую же музыку, чтобы людям она помогала. Я уже думаю, что это уже пошли все эти самые очевидные христианские иеговистские штучки, это уже был не Федор.

-Может он просто стал заложником ситуации, в которую сам себя загнал?

-Сгорел! Человек ярко жил, и когда закончилась эта безумная жизнь рок музыки и наркотиков, оказалось что человек кончился.

-Знаете, недавно статью прочитал, киевский журналист написал в журнале «НАШ», и он приходит к выводу, что видать действительно, Бог дал человеку талант, он этот талант предал, и Бог талант забрал.

-Да не предал, в том то и дело, но для того, чтобы его поддерживать на должном уровне, надо было вести опять эту безумную жизнь, от которой он по разным причинам отказался, сознательно или несознательно это было, помешательство на иеговизме, но он сам от этого отказался. Да, а насчет Бога и таланта, мне понравилось у Довлатова, вот я сейчас перечитал «Соло на ундервуде», там просто гениальные вещи, где он говорит, что я всегда просил у Бога, чтобы от меня отвел к рядовым, надежным писателям и он это сделал. Теперь я понимаю, что я достоин большего, но у Бога не просят добавки.

-А вот я читал воспоминания Олега Ковриги, как вы пытались писать в Москве у этого самого…

-У Мамонова…

-Да , у Мамонова, и там что то обломилось.

-Там, да опять же, потому что Федор к тому времени был саунд- продюсером, а тут выступал Мамонов в качестве продюсера. Сам сидел за пультом, выставлял все. Но Федору с самого начала не понравилось, он сказал, что в наушниках звук говно. -Я не могу играть, когда в наушниках звук говно. А Мамонов говорит: -Ну понимаешь, тут такие условия и звук лучше сейчас не сделать, не все можно сделать. Федор- Нет, это он нас наебывает, потому что он Кащей Бессмертный, он над своим пультом чахнет. И короче говоря, где то было написано, что если бы он не зарезал Ирину, то возможно его жертвой стал Мамонов. Потому что он собственно говоря, так распалялся. И вот как раз после этого я на него очень сильно разозлился , а Николс тогда ему сказал: Не выливай на нас свое говно. А он так серьезно говорил, что Мамонов как Кощей Бессмертный, он над своим трупом чахнет.

-Я когда к встрече готовился, мне всякие вопросы задавали, спроси то, спроси это . Вот в частности один вопрос из этой Комаровской истории, правда ли, что Федор закрыл всех в доме, поэтому его никто не смог удержать.

- Он, выйдя с Ириной из дома, подпер дверь снаружи, чтобы никто случайно не вышел, но никто так и не вышел. А они пошли по дороге, где то так метров за двести от дома отошли, но никто так и не рвался, но на всякий случай он это сделал. Это говорит о том, что он знал, что делает.

- Еще про кинжал пишут.

-Он зашел к Николсу и спер у него узбекский кинжал, бутафорский такой, здоровый такой и тупой, больше для красоты сделанный. Потом одел красивую рубашку, подаренную моей женой, обставил все красочно, привез фрукты, вино, поставил на стол, сказал: -«Будем праздновать осень!» Все было задумано как ритуальное убийство.

-То есть оно все равно где то в голове что то вынашивалось?

- Я этот самый момент не застал, потому что меня не было. Поэтому вот знаю только по свежим рассказам очевидцев. А он даже толком ничего не объяснил. Ну там были версии, что она была ведьма, высосала у него всю энергию.

- Да обычный человек, какая там ведьма.

-Нет, не обычный человек. Ирина - ведьма. Есть мнение, что она и Башлачева из окна выбросила. А вообще в этом доме ейный муж повесился, подруга сгорела, а ушел один человек к себе до дому и через пять минут попал под электричку.

- А как же Вы себя там сохранили?

- А я же атеист, меня не берет.

- Я читал такую книжку про ведьм, «Хроники российской саньясы»,и там Ирину приводят в качестве примера. Действительно, ведьма натуральная, черная. Это к музыке отношения не имеет, но почему это всех интересует, потому что получилось , что был музыкант, был какой то процесс, и все это кончилось в одночасье.

-Ну почему, процесс то продолжается, проект «Баян,харп энд блюз», «Зеленая комната». Старые песни правда не играет, так сказать отрекся от своего прошлого.

- Да, причем отрекся даже от тех песен, которые не пропагандируют ничего. Ну очень мало играет из старого репертуара. Даже в инструментале не играет те вещи, которые просто отлично были сделаны. Это конечно грустно.

- Это могло бы быть пиар ходом, но я лично считаю, что это не пиар ход. Это действительно настоящие причины отречения от прошлого.

- Тем не менее у него остается очень много поклонников, притом таких преданных, которые любят его как творческую личность.

-Да, у нас вообще в стране сила инерции очень велика. Скажем, есть группы, которые уже по десять лет ничего не пишут, а все равно на них ходят. Их могут обсуждать и ругать, это, дескать, не то, что было, но все равно ходят. Также на Nazareth ходят через тридцать лет. Хотя в последний раз в Лужниках был полупустой зал. Ну вот, я вроде бы все рассказал, что знал. Остальное уже из области досужих домыслов.

- Я совершенно случайно приобрел бутлег «Силя и дядя Федор, Год Козла» и там собрано в принципе то, что вошло в «Созрела Дурь», но версии другие. Вот «Пушки в зад» Вы вторым голосом поете.

- Никогда я не пел вторым голосом «Пушки в зад».

- Или кто то другой подпевает. Потом «Соловей» какая то версия другая , с очень длинным инструменталом. Это наверно просто нарезка какая то.

- Я знаю, что это такое. Была еще такая кассета «Силя и Федор, Два козла», там были мои песни перемешаны с нолевскими.

- А так реально кроме того, что вышло официально, ничего больше вместе не писалось?

- Нет, четыре песни на «Созрела дурь» и пять на «Индюках».

- То есть никаких раритетов неопубликованных нет. А вот Вы в рок- клубе выступали вместе, когда первый раз записывались с Фоминым еще?

- Мы выступали, но я не знаю, есть ли там запись.

- Просто ходят слухи, что была там песня «… говоришь «ах», получаешь в пах…»

- Да, была такая песня, Федор написал: «на улице спрашивают, кто, а он отвечает хуй в пальто, на улице спрашивают где, а он получает ногой по муде».

- «Барыня», по моему.

- Я даже не помню, я застал эту песню, когда ее Федор привез и сказал, что вот у меня еще что есть, они начали ее репетировать с Фоминым, а что было дальше, я не помню, конца этой истории. Мы к тому времени уже поссорились.

- А Вы с Колей Фоминым поддерживаете сейчас отношения?

- Да, непосредственно сегодня я получил от него письмо.

- Я прочитал у Вас в «живом журнале» «...я, последний ландскнехт растафарианства…»

-Это была шутка на самом деле, просто сорвалось наше выступление, потому что организаторы концерта поставили нас на 01:50, а у нас поезд был на 01:05. Я говорю, давайте с кем-нибудь поменяемся, а они отвечают, что мы не можем, у нас все рассчитано, никто не хочет меняться. Тогда я обиделся и ушел. А то, что написал, это так, не надо верить тому, что я пишу в «живом журнале». Пишу не всегда от себя, не читая правду и вообще, за то, что написано, я не отвечаю.

- А вы не собираетесь к нам, в дальние края по весям по России?

- Я собираюсь, но сейчас это коммерчески неоправданно.

- Вы сейчас с Сахно работаете?

- Да.

- Я ему написал как то письмо, хотел пообщаться насчет Ноля, а он: кто такой? что надо? И все.

- Ну у него очень обширный переписки круг, поэтому наверняка он забыл.

- Может есть смысл попробовать повторить?

- Может, но по моему он с Федором тоже поссорился, он как то делал ему несколько концертов, с тех пор года два, как с Федей ничего не делает. Просто взаимоотношения между музыкантами и их менеджерами, они всегда заканчиваются тем, что кто то на кого то обижается, где то кто то кому то денег не отдал, возможно Федор с Сахно именно по этому расстался. А возможно потому что Федор сейчас дружит с Кожекиным, а Кожекин с Сахно поссорился.

- Понятно, это сложный мир искусства.

- Особенно в Москве.

- А Вы слышали у Федора последние альбомы?

- Нет, я вообще очень мало слушаю музыки. Я послушал в последний раз «Долгую счастливую жизнь».

- Душевный альбом, только слишком звук «гаражный».

- Нет, как раз в отличие от других он мне напомнил ранних Stranglers. Клавишные такие плотные. Звук несовременный, но для «Гражданской Обороны» самое то. Богатым таким широкоспекторным голосом спето.

- Сергей, я весь этот разговор перепечатаю и Вам вышлю на подтверждение. Может Вы скажете, что об этом и об этом не надо, не хочу чтобы это публиковалось?

- Нет, я так не скажу. Когда меня прижимают к стенке: А вот тут ты говорил?, -я говорю, что я не отвечаю, за то что я там говорил, музыкой навеяло мысли. Я же никого там конкретно не оскорбил, не сказал например: -Вот этот человек у меня сто долларов украл. Вот это я понимаю, это нехорошо, все остальное –это мое к кому то отношение.

- На самом деле Вы очень тактично говорите о Ваших коллегах.

- Да нет, это от того, что я не пью уже три месяца, а так бы я такого наговорил!

- Эх, надо было три месяца назад с Вами побеседовать.


эксклюзивно для nolhistory.ru

01.04.05



Мобильный стильный ноутбук. Настольный нетбук трансформер цена.